Ракетный удар по Израилю неизбежен?

83

Фото Fatemeh Bahrami/Anadolu Agency/Getty Images

После брифинга официального представителя Министерства обороны РФ генерал-майора Игоря Конашенкова, на котором он довел подробную информацию о событиях, приведших к гибели российского самолета Ил-20 у побережья Сирии, многие эксперты бросились подробно разбирать то, кто и кем прикрывался, кто и куда стрелял и кто кому втыкал очередной нож в спину, но почти никто не обратил внимания на то, что Москва фактически впервые официально и открыто признала наличие в Сирии крупных то ли собственно иранских, то ли проиранских сил, имеющих в своем распоряжении мощные ударные средства, которые не могут быть предназначены ни для чего иного, кроме как для удара по Израилю.

Перечисляя многочисленные уступки и дружеские действия, которые Россия в последние годы делала по отношению к Израилю, генерал-майор Конашенков, в частности, заявил: «В целях предотвращения угрозы нанесения ракетных ударов со стороны проиранских формирований Израиль обратился с просьбой об урегулировании ситуации с нахождением в районе, примыкающем к Голанским высотам, тяжелого вооружения проиранских группировок. Россия провела консультации с Ираном, в ходе которых Тегеран уведомил, что не считает правильным нагнетание обстановки в данном районе и не имеет агрессивных намерений против Израиля. В итоге все проиранские формирования с тяжелым вооружением при содействии российских военнослужащих были отведены от Голанских высот на безопасное для Израиля расстояние: более чем на 140 километров на восток Сирии. Всего было отведено 1050 человек личного состава, 24 пусковые установки реактивных систем залпового огня и оперативно-тактических ракет, а также 145 единиц другого вооружения и военной техники».

Какой вывод из данной информации напрашивается? Выводов на самом деле – несколько, и все они не особо приятного для той или иной стороны характера.

Во-первых, исходя из того, что убрать «проиранские формирования» от Голанских высот российское командование смогло только после консультаций с Тегераном, можно однозначно сделать вывод о том, что на территории Сирии находятся фактически не проиранские, а самые что ни на есть иранские формирования. По крайней мере, именно Тегерану эти формирования подчиняются напрямую и все остальные им – не указ. Наиболее вероятно, что речь здесь идет об известных силах «Кудс» (часто «Кодс») – особых формированиях Корпуса стражей Исламской революции, ответственных за осуществление различных специальных операций за пределами территории Ирана.

Во-вторых, Тегеран, судя по всему, либо скрывает истинные свои замыслы от своей союзницы Москвы, либо просто не рассматривает ее как настоящего и полноправного союзника, а потому и не делится своими истинными планами. А как же иначе расценивать то, что иранские руководители уверяют своих российских коллег в том, что Иран «не имеет агрессивных намерений против Израиля». Не имеет где? И когда? Конкретно сейчас и в районе Голанских высот? Или же не имеет таких намерений вообще, ни сейчас, ни в будущем, и нигде вдоль границ Израиля? А как тогда быть с заявлениями целого ряда высокопоставленных иранских руководителей о том, что Израилю, мягко говоря, не место на карте мира?

К слову, после завоевания мусульманами Иерусалима он был переименован в аль-Кудс, то есть «святое место», а в следующем году исполнится 40 лет с того дня, когда аятолла Хомейни установил особый День аль-Кудс (Иерусалима) – специально для молитв за освобождение священного города трех религий от израильского военного присутствия. И именно так, «Кудс», названы силы спецопераций Корпуса стражей Исламской революции, которые должны действовать за границами страны.

Наши руководители действительно не видят проблемы или воспринимают желаемое за действительное и прикрываются от суровой реальности розовыми очками?

Но даже если агрессивных намерений у Ирана по отношению к Израилю не было в тот момент, о котором упоминал генерал-майор Конашенков, то теперь то они уже точно появились. «Террористы, совершившие в субботу атаку во время военного парада в иранском городе Ахваз, связаны с США и израильской службой внешней разведки Моссад», – заявил агентству IRNA официальный представитель Вооруженных сил Ирана бригадный генерал Абольфазль Шекарчи. Комментарии здесь, как говорится, излишни.

И, наконец, самое главное. Судя по словам официального представителя Минобороны РФ, находящиеся на территории Сирии «проиранские формирования» располагают не только стрелковым оружием, бронетехникой, ствольной артиллерией и беспилотниками, о чем уже было известно, но еще и реактивными системами залпового огня и даже – самое главное – оперативно-тактическими ракетными комплексами. Подчеркну особо – даже не тактическими, а более дальнобойными оперативно-тактическими ракетными комплексами.

Вопрос: зачем «проиранским формированиям» в Сирии оперативно-тактические ракеты и против кого они направлены? Ведь армию террористов, как нам уже сообщили, разгромили, остались только мелкие бандформирования. Да и как-то это уже чересчур – громить террористов с помощью оперативно-тактических ракет, имеющих, согласно принятой классификации, дальность стрельбы до 500 км. Они предназначены для совершенно иных задач. Ведь их не зря называют «стратегическим оружием бедных».

Помните, как своими «скадами», имевшими дальность пуска до 300 км, наводил ужас на всех своих врагов, включая Израиль, иракский лидер Саддам Хуссейн? Эффективно бороться с ними не смогли даже хваленые американские «пэтриоты». У иранской армии есть и улучшенные «скады» собственного производства с дальностью 300 км, и «шахабы» с дальностью до 500 км (не говоря уже о ракетах с большей дальностью).

Что такие ракеты делали у Голанских высот?! Ответ напрашивается сам собой: они нацелены как раз на тот самый Израиль, в отношении которого у Ирана нет «агрессивных намерений». Причем отвод пусковых установок с такими ракетами от Голанских высот на восток Сирии на 140 км или чуть более особой роли не играет, поскольку даже в этом случае с их помощью можно поразить цели, расположенные почти на всей территории Израиля!

Вот почему израильское военно-политическое руководство совершенно не собирается отказываться от той тактики активного противодействия Тегерану и его союзникам в Сирии и Ливане, которую они применяли до сих пор.

«Мы действовали и действуем осторожно и ответственно, и только в случаях, когда у нас нет другого выбора. Вот почему ничего не изменилось и не изменится. Такова наша политика», – уже заявил в этой связи министр обороны Израиля Авигдор Либерман в эфире передачи «Этим утром» на радиостанции «КАН – Решет Бет», комментируя информацию о возможности каких-либо ограничений в отношении действий израильских военных со стороны Москвы после гибели Ил-20. При этом он особо подчеркнул: «Мы дали понять, что сирийская земля не может быть превращена в иранский фронт против Государства Израиль». И для этого, по словам министра, ВС Израиля будут использовать «все доступные средства».

Специалисты известной некоммерческой организации Bulletin of the Atomic Scientists, издающей одноименный альманах, вместе с ведущими экспертами мирового уровня, включая лауреатов Нобелевской премии, многие годы поддерживают работу так называемых «Часов Судного дня» (Doomsday Clock). В прошлом году этому проекту исполнилось 70 лет. Данные часы, по замыслу инициаторов их запуска, показывают то условное время, которое остается до начала всемирной ядерной войны, способной поставить крест на человеческой цивилизации. Сегодня минутная стрелка на их циферблате установлена в положении две минуты до ядерного Апокалипсиса. Последний раз на этой отметке она оказывалась в 1953 году, когда мир был в буквальном смысле потрясен испытаниями термоядерных боеприпасов, проведенными США и СССР.

Если бы такие же часы использовались для наглядной демонстрации того, насколько близок к очередной масштабной войне Израиль, то они сейчас, как представляется, показывали бы не две минуты, а две секунды до новой Войны Судного дня. Причем последствия таковой предсказать сегодня вряд ли возьмутся самые смелые военные и политические эксперты и аналитики.

Что же остается делать военно-политическому руководству Израиля в этой ситуации? Все очень просто: у него, как и у политрука Клочкова в далеком 41-м, выбора попросту нет. Но если у Василия Клочкова позади была Москва, падение которой стало бы серьезным ударом, но все же не полным поражением для страны, как показал опыт той же Отечественной войны 1812 года, то у израильского руководства, условно говоря, позади – море, куда его готовы сбросить враги. И это уже точно будет конец для Государства Израиль. Поэтому биться оно будет до последнего: патрона, солдата и гражданина. У него нет иного выхода. Тут то мы, кстати, и узнаем – есть ли у израильтян действительно тот арсенал ядерного оружия, который им приписывают эксперты. Потому как в безвыходной ситуации его неизбежно придется применить.

Всемерную помощь Иерусалиму в новой войне, как можно предположить (хотя бы для того, чтобы тот не пустил в ход свою ядерную бомбу – если она у него, конечно, есть), окажут не только Соединенные Штаты и их традиционные союзники, но и, судя по всему, Саудовская Аравия и другие противники усиления Ирана на мировой арене. И вопрос здесь лишь в том, на чью сторону в этой ситуации встанет Москва? Пекин то, вероятно, в лучшем случае, как говорится, постоит в сторонке, а в худшем – поддержит Вашингтон (хотя бы в обмен на снятие претензий по торговому дефициту между двумя странами и обвинений в масштабном промышленном шпионаже). У нас же остаться в стороне здесь не получится от слова «совсем». Выбор, сняв розовые очки, сделать все-таки придется. В этой связи решение поставить сирийцам дальнобойные зенитные ракетные комплексы С-300 может говорить о том, что Москва уже предварительно определила для себя, в каком направлении будет действовать. Ранее, кстати, схожие комплексы были поставлены и Ирану.

Ссылка на источник